вторник, 22 июня 2021 г.

Это интересно!

22 июня 1941 г. подвиг стал нормой
Дорогие друзья!
На фото: Москва. 1941 год. День памяти и скорби (22 июня). В этот день в 1941 году началась Великая Отечественная война. (Фото: ТАСС)
Как-то так сложилось, что мы представляем 22 июня 1941 г. в результате немецкого вторжения как день огромных потерь – и техники, и людей, беспросветный черный день в нашей истории. Очень страшный и печальный день… В голову приходят мысли – почему? Почему не подготовилась страна к этому нападению, почему отступали с огромными потерями? Ведь были же донесения советской разведки, перебежчиков с немецкой стороны о готовящемся нападении Германии на Советский Союз...
Но… сегодня нашла материал, возможно рассекреченные данные, о тех, кто уже в первый день войны не только оказывал сопротивление немцам, но и нападал на них.
В этот день летчики 123-го полка сбили 30 вражеских самолетов, а уже 23 июня РККА отбила первый наш город. Информация интересная и необычная, поэтому решила поделиться ею с вами, дорогие друзья!
22 июня в нашей стране вот уже многие десятилетия отмечается трагическая дата — в 1941 году началась Великая Отечественная война. Нынче этой черной дате 80 лет.

Советский Союз не был готов к войне. Вероломное нападение врага произошло до полного перевооружения армии: красноармейцев еще не успели перевести на новые военные нормативы, снабдить новым оружием. Существует множество версий и относительно того, было ли предупреждено руководство страны о начале войны.
Даже из художественной литературы и фильмов мы сейчас хорошо знаем о том, что о сроках нападения было известно как военной разведке, так и политической. А следовательно — и самому Сталину вместе с генералитетом и высшими должностными лицами государства.
22 июня 1941 года первые шаги немцев по русской земле.
Вот что пишет, например, в своих воспоминаниях генерал-лейтенант Деревянко Кузьма Николаевич, в 1941 году — заместитель начальника разведотдела штаба Прибалтийского ОВО: «Командование и штаб округа располагали достоверными данными об усиленной и непосредственной подготовке фашистской Германии к войне против Советского Союза за 2−3 месяца до начала военных действий… Докладывалось о наблюдаемом лично сосредоточении немецко-фашистских войск в приграничных районах, начиная с конца февраля, о проводимых немецкими офицерами рекогносцировках вдоль границы, подготовке немцами артиллерийских позиций, усилении строительства долговременных оборонительных сооружений в приграничной полосе, а также газо- и бомбоубежищ в городах Восточной Пруссии».
Немецкие солдаты пересекают государственную границу СССР. Время съемки 22.06.1941. Фото с сайта bosonogoe.ru
А это свидетельство другого военачальника — генерал-лейтенанта Собенникова Петра Петровича, в 1941 году — командующего войсками 8-й армии Прибалтийского особого военного округа (ОВО):

«… 28 мая 1941 года я, будучи вызван в штаб округа, был буквально наспех ознакомлен с «Планом обороны»… К сожалению, после этого никаких указаний не последовало… Однако войска, стоявшие на границе, занимались подготовкой полевых укреплений, были ориентированы практически о своих задачах и участках обороны.
Возможные варианты действий проигрывались на полевых поездках (апрель-май)…
Насколько неожиданно для подходивших войск началась война, можно судить, например, по тому, что личный состав тяжелого артиллерийского полка, двигавшийся по железной дороге на рассвете 22 июня, прибыв на ст. Шауляй и увидев бомбежку наших аэродромов, считал, что «начались маневры»…

В ночь на 22 июня я лично получил приказание от начальника штаба фронта Кленова в весьма категорической форме — к рассвету 22 июня отвести войска от границы, вывести их из окопов, что я категорически отказался сделать, и войска оставались на позициях".

То есть кто-то из генералов исполнил приказ оставить позиции в самом начале войны, а кто-то — нет. В результате, были и те, кто с первых часов войны стоял со своими войсками насмерть.

Стоит ли удивляться тому, что уже 23 июня в результате контрудара пограничников и бойцов 99-й стрелковой дивизии был освобожден Перемышль, находящийся у самой границы.

Вот как это описывалось в донесении наверх:
«…Наступление на Перемышль началось 23 июня 1941 г. в 9.00. После ожесточенного боя на подступах к городу первыми ворвались в Перемышль бойцы батальона старшего лейтенанта Полеводы.
Под натиском пограничников противник отошел, оставив на улицах города до 300 трупов солдат и офицеров. Перемышль был взят в 17.00 23 июня 1941 г. — говорится в документе — … До 27 июня 1941 г. батальон ст. лейтенанта Полеводы, поддерживаемый мелкими подразделениями 99-й стрелковой дивизии и мобилизованным партактивом, оборонял Перемышль, выдержав несколько десятков атак противника. Упорная оборона позволила эвакуировать Перемышльское отделение госбанка со всеми ценностями.
27 июня 1941 г. в 6.15 по приказу командования батальон ст. лейтенанта Полеводы оставил Перемышль и присоединился к отряду…".
Первый день войны в Перемышле (сегодня — польский город Пшемысль) и первые погибшие захватчики на советской земле (солдаты 101-й легкопехотной дивизии). Город был занят немецкими войсками 22 июня, но на следующее утро был освобожден частями Красной Армии и пограничниками и удерживался до 27 июня. Время съемки: 22.06.1941. Фото с сайта bosonogoe.ru
Главной доктриной РККА было — бить врага на его же территории. Именно так и поступил генерал-майор Георгий Микушев, командир 41-й стрелковой дивизии, которая вместе с 91-м погранотрядом держали оборону в районе приграничного Рава-Русского укрепрайона. Один из полков дивизии перешел в контрнаступление, отбросил врага от границы и продвинулся на 3 км вглубь вражеской территории, удерживая эти позиции до 26 июня.

Активно действовало наше командование и на юге против румынских войск. Так, попытки румын захватить плацдармы на советском берегу Дуная потерпели неудачу. И после этого советское командование взяло инициативу в свои руки: уже рано утром 24 июня началась десантная операция по захвату стратегически важного района на румынской территории, а именно — укреплений на мысе Сатул-Ноу.

Прикрываемые артогнем наших батарей бронекатера и мониторы Дунайской военной флотилии высадили на вражеский берег три роты красноармейцев и пограничников. После того, как они закрепились на плацдарме, на тот берег переправили уже целый стрелковый батальон, нанесший румынам значительные потери и взявший в плен 70 человек.

После этой успешной операции для захвата артиллерийских позиций в районе города Килия-Веке поздно вечером высадили более мощный десант — три батальона. И городок вместе с укреплениями был взят сходу. А десантники продвинулись вглубь румынской территории на 3 км. Враг лишился множества орудий и пулеметов, потеряв большое число живой силы.

В следующие дни после очередных десантов удалось захватить на вражеском берегу обширный плацдарм в 70 км. 18 контратак отбили наши моряки. И только 19 июля бойцам был отдан приказ отойти, после чего их переправили в Одессу.
Советские пограничники в дозоре. Фотография интересна тем, что она была сделана для газеты на одной из застав на западной границе СССР 20 июня 1941 года, то есть за два дня до войны. Время съемки: 20.06.1941. Фото с сайта bosonogoe.ru
Отчаянно сражались наши воины и в Белоруссии под Пружанами.
«На рассвете над аэродромом пролетел фашистский самолет-разведчик — вспоминал впоследствии Герой Советского Союза генерал-майор авиации Иван Павлович Лавейкин, служивший в этой авиационной части с декабря 1940-го. — Мы думали, что это обычный нарушитель наших границ — один из тех, которые залетали в районы наших аэродромов. Чтобы посадить нарушителя взлетели мой командир звена, Федор Илларионович Мочалов, с двумя другими летчиками. В районе Бреста Ф. Мочалов со своими товарищами догнали самолет противника и после того как стрелок фашистского самолета открыл огонь по нашим истребителям, они решили сбить его. Это было в 3 часа 30 минут. Я твердо убежден, что это был первый фашистский самолет, сбитый с начала войны…».
Но не последний.
Советские люди слушают правительственное заявление. 22 июня 1941 г.
В тот же день летчики 33-го истребительного полка (ИАП) сбили пять вражеских самолетов, два из которых оказались на счету Степана Гудимова.

«…Над аэродромом завязался неравный воздушный бой. В этом воздушном бою летчик нашего полка старший лейтенант Степан Митрофанович Гудимов огнем пулеметов своего истребителя сбил вражеский бомбардировщик и начал атаковать другой самолет противника, но видимо, у С. Гудимова кончились боеприпасы и он решил таранить самолет врага, — продолжает Иван Павлович Лавейкин. — После тарана самолет Гудимова также получил повреждения. Летчик был вынужден покинуть свою машину с парашютом, но, к несчастью, обломок вражеского бомбардировщика погасил купол парашюта и Степан Митрофанович погиб…».

Однако первый воздушный таран, по всей вероятности, совершил еще ранее командир звена 46-го истребительного полка старший лейтенант Иван Иванович Иванов, которому 2 августа было присвоено звание Героя Советского Союза. Посмертно.

Вообще, судя по архивным документам, это был самый героический день начала войны, в течение которого летчики 123-го полка, например, сбили 30 вражеских самолетов! А лейтенант Калабушкин из этого полка записал на свой счет аж пять самолетов Люфтваффе — два «Юнкерса», «Хейнкель» и два «Мессершмитта».
После провала внезапного захвата Брестской крепости немцам пришлось окапываться. Фото сделано на Северном, либо Южном острове. Время съемки: 22.06.1941. Фото с сайта bosonogoe.ru

Отличились в этот день не только летчики, но и моряки Северного флота, потопившие вражеский тральщик. Вот как об этом вспоминал комендор береговой батареи Евгений Макаренко…

«…Из залива Петсамо выполз… тральщик. Отличные дальномерщики Куколев и Рыбаков дают дистанцию 52 кабельтовых, пеленг, курс, скорость 10 узлов. Командир Космачев и помощник Поначевный рассчитывают данные для стрельбы. Самой первой, уже не учебной, а боевой стрельбы! Через 3 минуты — в 22 часа 17 минут… первый залп! — вспоминал Макаренко. — 14 минут продолжался этот первый бой. Шесть прямых попаданий для тральщика в 200−250 тонн оказались роковыми. Черный дым, взрывы, пожар… Объятый пламенем корабль бросается на камни и долго еще горит и дымит… Мы радовались первой победе,. а с нашей стороны потерь не было! В городке батареи хозяйственники, жены командиров и сверхсрочников и даже дети — тоже рады… Они наблюдали весь бой, взобравшись на небольшой бугор рядом с городком…».

Но настоящим самопожертвованием можно назвать подвиг фельдшера пограничного отряда Владимира Карпенчука, который, охваченный пламенем, бросился на немецкий танк и поджег его.

«Я многое видел на войне, но такое наблюдал только раз, — вспоминал впоследствии сослуживец Карпенчука красноармеец Иван Яковлев. — Человек, словно живой факел, смело бросается на фашистский танк, поджигает его и сам погибает в бушующем пламени…».
Что ни говори, а этот день мы будем помнить всегда. Подвиг советского, русского солдата, умирающего, но воюющего, останется в нашей памяти навечно.
Светлая память всем погибшим за Родину, всем воевавшим и спасшим страну от немецкого порабощения, всем защитникам великой страны!

4 комментария:

  1. Людмила Борисовна, здравствуйте!
    Спасибо за материалы! Очень важные и очень страшные. Фотографии - настоящая война, без прикрас. Страшно смотреть, как война начиналась. А люди 4 года воевали.
    Вечная память всем, не дожившим до самого светлого праздника, до Дня Победы.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ольга Николаевна, здравствуйте!
      Спасибо большое за неравнодушный отзыв, искренне рада Вам.
      Тема начала войны очень трудная и серьезная. Сегодня проводила мероприятие, посвященное 22 июня, для младших школьников - 1-2-ой класс. Знаний у деток мало, но глаза - любознательные! Вопросы задают, рассказывают о своих прабабушках и прадедушках, участниках войны. Им хочется рассказывать и рассказывать. А дети постарше - уже посложнее отношение к теме войны. Как хочется, чтобы они искренне и неравнодушно воспринимали события тех страшных лет...
      Благодарю за отзыв. Удачи Вам, успехов, прекрасного летнего настроения, добра и благополучия! Всего самого светлого и позитивного!

      Удалить
  2. Людмилочка, спасибо за материал, очень интересный и ценный. Страшные были годы.
    Мой дед погиб в первые дни войны, он был военным, служил на границе с Польшей в Западной Украине. Весь его полк погиб, никого не осталось в живых, но знамя уцелело. Бабушку с тремя детьми эвакуировали на Урал в первые часы нападения, впопыхах. А потом она ещё около года добиралась домой, на Кубань... (Старшая дочка перед войной поехала отдыхать в детский санаторий на Чёрное море, их разминула война). В дороге один ребенок умер, мой папа и младшая его сестра выжили. Эти годы не прошли даром: голод, холод подкосили здоровье бабушки, она долго болела и умерла за год до моего рождения...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ириночка, здравствуй!
      Да, страшное было время. К сожалению, мне кажется, что и сейчас мы еще до конца не знаем всей правды. А твоя семейная история просто потрясает... Ты не записывала воспоминания родственников? Так важно, чтобы это не пропало, не ушло в небыль. Сейчас уходят живые свидетели и очевидцы тех событий и так важно успеть записать то, что они помнят.
      Ирина, прости, пожалуйста, за задержку с ответом. Загружена по работе (мероприятия, обслуживание читателей в двух подразделениях), не успеваю...
      Очень рада твоему отзыву, появлению в блоге. Спасибо огромное!
      Удачи, здоровья, радости и добра, душевной гармонии и позитива! Всего самого светлого, летне-чудесного! Береги себя!

      Удалить